"Сорок сороков"

Теология и преподавание религии в школе

Доклад председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Илариона на пленарном заседании конференции «Духовно-нравственное образование в современной школе: социально-философский, научно-педагогический и межрелигиозный аспекты», прошедшей 14 февраля 2018 года в Центральном доме ученых в Москве.

Уважаемые члены президиума! Уважаемые участники пленарного заседания!

Прежде всего хотел бы передать организаторам и участникам конференции приветствие и благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Его Святейшество как Предстоятель Русской Православной Церкви и глава Межрелигиозного совета России с деятельной заботой относится к развитию российского образования и особенно к той сложной сфере, которую мы обсуждаем сегодня. Высоко оценивая внимание, которое в последние годы высшая государственная власть России уделяет возвращению ценностно-мировоззренческой, нравственной составляющей в наше образование, Святейший Патриарх выражает надежду, что работа конференции позволит в сотрудничестве Министерства образования и науки, традиционных религий России, научно-педагогического сообщества, всех, как принято сейчас говорить, «участников педагогических отношений», подготовить необходимые на новом этапе решения, стратегически важные для устойчивого и безопасного развития нашей страны.

В выступлении первого заместителя министра образования и науки Валентины Викторовны Переверзевой отмечен положительный опыт преподавания «Основ религиозных культур…» в воспитании школьников на основе российских традиционных ценностей. Осмысливая имеющийся опыт внедрения предметной области ОРКСЭ, нужно отметить повышение уровня взаимодействия государства, семьи и традиционных религий, а также межрелигиозное сотрудничество в этой сфере. Устойчивый общественный интерес к этой теме также свидетельствует о важности и сложности выбранного пути, о необходимости сделать следующие шаги.

Сегодня мы обсуждаем вопросы развития предметной области, предназначенной для преподавания в более старших классах, с 5-го по 9-й. Эта предметная область носит название «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (ОДНКНР). Она открывает возможности реализации учебных дисциплин, учитывающих не только общие, но и специфические религиозные, этнические, иные черты культуры российских народов, которые на протяжении многих столетий в дружбе и добрососедстве живут в России.

Полагаю правильным всемерно поддержать развитие этой предметной области, опираясь как на имеющийся успешный опыт подготовки и повышения квалификации работников образования, так и на новые возможности, открывающиеся в связи с развитием теологии как отрасли знания и направления подготовки в вузах.

Выступая перед участниками Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 1 декабря 2017 года, Президент России Владимир Владимирович Путин отметил, что никакое лидерство в технологической сфере, в экономике не поможет, если мы не будем заботиться о мировоззрении, которое формируем у молодого поколения наших сограждан. Если мы не сумеем сохранить, сказал Президент, традиционные ценности и «здравое человеческое бытие» в нашем «стремительно меняющемся мире», то духовную пустоту заполнят радикалы, экстремисты и идеологи терроризма.

Безграмотность в религиозных вопросах — та почва, на которой террористическая идеология дает обильные всходы. Этой безграмотностью пользуются представители сект, сетевых псевдорелигиозных структур. Она порождает суеверия, которые являются антиподом религии. Мы должны с самого детства делать прививку нашим согражданам от такого рода идеологий, наносящих своей деятельностью непоправимый вред психике людей, их духовному, душевному, а подчас и физическому здоровью.

Эта тема находится в фокусе внимания религиозных организаций, входящих в Межрелигиозный совет России. Напомню, что религиозные общины в составе Межрелигиозного совета России совместно с Русской Православной Церковью участвовали в реализации программы преподавания Основ религиозных культур и светской этики. На заседании Президиума МСР, состоявшемся 21 февраля 2017 года, Предстоятель Русской Православной Церкви и лидеры других традиционных религий нашей страны указали на особую значимость повышения уровня религиозной грамотности для эффективной борьбы с экстремизмом. Ликвидация безграмотности в религиозных вопросах — наша общая первоочередная задача.

Изучение основ религиозных культур на уровне общего образования будет способствовать ее решению. Оно может стать хорошей профилактикой экстремизма в образовательной среде, будет способствовать моральному и патриотическому воспитанию молодых людей, поскольку позволит школьникам осознать истоки и природу нравственных ценностей, их укорененность в культуре и истории нашей Родины, будет способствовать уважению к другим культурам и религиям.

Исходя из опыта предшествующих лет и новых задач, в своем выступлении остановлюсь на двух моментах.

Первый — подходы к преподаванию этих предметных областей, учитывающие определенный законодательством светский характер образования в государственной и муниципальной школе.

Второй — связь развития теологии в высшей школе с обсуждаемыми сегодня предметными областями в школьном образовании.

Содержание образования по основам религиозных культур и светской этики строится на культурологическом подходе. Что предполагает этот подход? Он включает в себя благожелательный рассказ о каждой из мировых религий, или о так называемой светской этике с точки зрения их места в культуре. Он означает, что в преподавании религии, в том числе когда избран предмет, посвященный определенному вероисповеданию, образовательный процесс не будет включать в себя приобщение учащихся к религиозной жизни, вовлечение школьников в религиозную практику.

Такой подход призван обеспечить объективное знакомство школьников с избранной традицией. Важно, однако, чтобы это знакомство было глубоким, серьезным, а преподавание — компетентным.

Для этого во взаимодействие участников педагогического процесса заложена норма, позволяющая привлекать к работе над содержанием образования, к разработке учебной и методической литературы, а также к подготовке учителей соответствующие религиозные организации. Культурологический подход не противоречит привлечению представителей религиозных традиций к разработке содержания образования. Я бы сказал, и к преподаванию, если эти представители имеют педагогическое образование. Ведь более качественное и глубокое представление о традиции может дать тот, кто знает традицию изнутри.

В подготовке специалистов для преподавания религиозных культур мы пока опираемся только на сложившуюся систему подготовки и повышения квалификации работников образования. Известно, что эти предметы подчас преподаются учителями, которые получили образование в совсем иных областях, их компетенции в религиозной сфере лишь формально подкреплены удостоверениями или свидетельствами о повышении квалификации.

Я думаю, участникам конференции не нужно объяснять, в чем причины такой ситуации. Когда в 2009 году начался эксперимент по введению ОРКСЭ, в нашей системе образования практически не было подготовленных учителей. Мы должны быть благодарны тем педагогам, которые откликнулись на призыв преподавать основы религиозных культур и светской этики.

Однако сейчас мы должны заявить: при преподавании предметов ОДНКНР на новом этапе краткосрочных курсов недостаточно. Культурологический подход не должен стать синонимом поверхностного преподавания. Культурология как комплекс наук о культуре не только содержательно, но мировоззренчески и нравственно опирается на ценности, лежащие в конкретной религиозной или духовно-нравственной традиции.

Поэтому создание условий, при которых учащиеся будут получать качественные знания о религиозных традициях, должно стать одним из приоритетов государственной образовательной политики. Быть или не быть религиозным человеком, какой религиозной традиции принадлежать — это личное дело человека. Но для того, чтобы сознательно сделать выбор, принять решение, молодой гражданин должен получить знания о религиозных традициях. Безграмотность в религиозных вопросах столь же опасна, как и незнание родного языка, отечественной литературы и истории.

Итак, вопрос стоит следующим образом: где и как мы найдем нужное число педагогов, отвечающих требованиям?

Базой для подготовки учителей к преподаванию основ религиозных культур могут служить кафедры теологии, прежде всего — в педагогических университетах. Напомню, что в июне прошлого года при поддержке Администрации Президента и Министерства образования и науки, при поддержке и личном участии министра, а также при участии многих присутствующих сегодня в президиуме и в этом зале мы подготовили и провели Всероссийскую конференцию по теологии.

Среди выводов и рекомендаций конференции было отмечено общегуманитарное и междисциплинарное значение теологии, ее ценностно-мировоззренческая и воспитательная роль в высших учебных заведениях. Кроме того, участники конференции отметили важнейшее педагогическое значение теологии, ее роль в подготовке учителей средней школы, в том числе преподавателей религиозных культур.

Не противоречит ли это предложение принципу светскости государственного и муниципального школьного образования и культурологическому подходу?

Теология — систематическая форма выражения доктрины определенной религиозной традиции, ее вероучения, нравственных принципов, духовно-нравственной культуры. Подчеркну: определенной традиции. Теология не может быть «внеконфессиональной» или «межрелигиозной». Соответственно, мы говорим о привлечении к преподаванию в школе специалистов по православной теологии, исламской теологии или иудейской теологии, которые, при этом, должны обладать педагогическими компетенциями, дающими право на педагогическую деятельность.

Разумеется, педагоги, являющиеся специалистами в определенной религиозной традиции, должны преподавать именно ее. Но ничто не мешает им оставаться в рамках культурологического подхода и, при необходимости, нейтрально и благожелательно рассказать о других мировых религиях, и об основных понятиях российской светской этики, поскольку последняя в своих основаниях, в понимании добра и зла, долга и совести, других категорий, в понимании роли семьи, воспитания все равно восходит к традиционной духовно-нравственной культуре народов России.

Теология имеет ценностное и мировоззренческое значение. Изучать религиозные феномены с теологической точки зрения — не значит замыкаться в конфессиональных рамках. Это значит изучать их в обширном контексте традиции, истории и культуры.

Теология открывает путь к пониманию людей других этно-конфессиональных традиций, учит уважительному и деликатному вниманию к их духовным запросам и религиозно обусловленным особенностям образа жизни. Иначе говоря, систематическое теологическое образование не только формирует личность, не только оттачивает ее интеллект и расширяет культурный горизонт, но и развивает способность социальной адаптации в многоконфессиональном обществе.

В этом состоит мысль Святейшего Патриарха Кирилла: выпускники теологических кафедр могут и должны в долгосрочной, а может быть, и в среднесрочной перспективе стать теми, кто преподает ОРКСЭ и ОДНКНР в школах. Помимо этого, разумеется, они будут востребованы в высших учебных заведениях в качестве преподавателей, поскольку роль религиозного фактора в жизни людей, нашего общества не только не уменьшается, но, наоборот, очевидным образом возрастает. А значит, нужны люди, способные этот фактор интерпретировать, сообщая знания о религии студенческой молодежи.

Однако и здесь тоже остро стоит вопрос качества подготовки специалистов. И решать его можно только совместными усилиями, в сотрудничестве и взаимодействии. В частности, полагаю очень важным учесть особенности направления подготовки «теология» при процессе подготовки и принятия стандартов по теологии в бакалавриате и магистратуре нового поколения 3++, прислушаться к голосу теологического сообщества в лице кафедр теологии, Федерального УМО по теологии, других объединений вузов. В частности, хотел бы заметить, что по инициативе ректоров нескольких ведущих российских вузов создается Научно-образовательная теологическая ассоциация. Она будет выполнять, в том числе, функции общественной экспертизы в сфере теологического образования. На ближайшее заседание Президиума Межрелигиозного совета России мы планируем вынести вопрос о поддержке этой Ассоциации со стороны ведущих религиозных организаций России и пригласить к участию в ней не только светские, но и религиозные вузы.

Одна из задач, которые стоят перед нами, — продумывать такие пути интеграции, чтобы систематическое теологическое образование снабжалось педагогическими компетенциями, а педагогические навыки сочетались если не с религиозным опытом преподавателей, то, по крайней мере, с глубоким пониманием ими религиозных учений и традиций. Такой опыт есть, его нужно развивать. В частности, Общецерковная аспирантура и докторантура реализует магистерскую программу «Теология образования». В 2017 году состоялся ее первый выпуск, и Ольга Юрьевна Васильева вручила магистерские дипломы выпускникам. Мы должны делиться опытом, используя для этого все площадки и возможности, включая ассоциации, учебно-методические объединения.

Очень рассчитываю на плодотворное взаимодействие Русской Православной Церкви, других религиозных традиций, входящих в Межрелигиозный совет России, с Министерством образования и науки в этом вопросе, чтобы на уровнях бакалавриата и магистратуры сотрудничество развивалось так же конструктивно и динамично, как это удается осуществлять на уровне аспирантуры и докторантуры.

Хотел бы подчеркнуть еще раз, что, по моему глубокому убеждению, использование ресурса теологии не противоречит культурологическому подходу, не означает индоктринацию и не приводит к разделению и конфликтам, но обеспечивает компетентное преподавание религиозных культур. А глубокое знание своей религии и максимально широкое знакомство с другими традициями позволят внести значительный вклад в укрепления гражданского согласия. Ведь именно верность своей религии и культуре, а также добрососедские, уважительные и дружеские отношения с носителями иных идентичностей, являются краеугольным камнем прочного межрелигиозного мира и устойчивого развития России.

Служба коммуникации ОВЦС